Решения ФАС по 44-ФЗ — судебная практика

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24 июля 2017 г. (дело № А33-24811/2016)

Красноярское УФАС России обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить принятые по делу судебные акты, которыми суды первой и апелляционной инстанций признали решение антимонопольного органа о правомерности отклонения заявок АО «СОГАЗ» и ООО СК «Согласие» недействительным.

Заявитель утверждает, что заявки АО «СОГАЗ» и ООО «СК «Согласие» правомерно отклонены аукционной комиссией, поскольку не представлена необходимая информация в отношении главного бухгалтера; использованные в декларациях формулировки не позволяют однозначно определить лицо, в отношении которого декларируются сведения, формулировка пункта 13.2 документации указывает на необходимость конкретизировать в декларации, в отношении каких именно лиц она составлена.

Заказчиком были совершены действия по осуществлению закупки (№ 0119300019816000753) путем проведения электронного аукциона на право оказания услуг по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО) для нужд Учреждения.

Согласно пункту 5 раздела 3 документации об электронном аукционе к участникам закупки устанавливаются требования в соответствии с пунктом 7 части 1 статьи 31 Закона о контрактной системе «отсутствие у участника закупки — физического лица либо у руководителя, членов коллегиального исполнительного органа или главного бухгалтера юридического лица — участника закупки судимости за преступления в сфере экономики (за исключением лиц, у которых такая судимость погашена или снята), а также неприменение в отношении указанных физических лиц наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, которые связаны с поставкой товара, выполнением работы, оказанием услуги, являющихся объектом осуществляемой закупки, и административного наказания в виде дисквалификации.

Пунктом 13.2 «Инструкция по заполнению заявки» предусмотрено условие о необходимости конкретизировать данные положения.

На участие в аукционе поданы заявки, в том числе АО «СОГАЗ» (порядковый номер 1) и ООО «СК «Согласие» (номер 2).

Заявки № 1 и № 2 признаны не соответствующими требованиям Закона о контрактной системе и документации заказчика.

Решением Красноярского УФАС России от 01.08.2016 № 1208, 1219 жалобы ООО «СК «Согласие» и АО «СОГАЗ» признаны необоснованными.

Суды первой и апелляционной инстанций решение антимонопольного органа, вынесенное в отношении АО «СОГАЗ», признали недействительным.

В документации заказчиком установлено требование об отсутствии у руководителя, членов коллегиального исполнительного органа или главного бухгалтера юридического лица – участника закупки судимости за преступления в сфере экономики, а также предусмотрено условие о конкретизации данного требования.

При этом не уточнено, каким образом необходимо его конкретизировать. Использованная участником закупки при заполнении декларации формулировка, копирующая нормы Закона № 44-ФЗ, подразумевает отсутствие судимости за преступления в сфере экономики в отношении всех перечисленных в ней лиц, — и руководителя, и членов коллегиального исполнительного органа, и главного бухгалтера.

Таким образом, основания для отклонения заявки отсутствовали.

Решения ФАС по 44-ФЗ - судебная практика

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает обжалуемые судебные акты не подлежащими отмене, а кассационную жалобу – удовлетворению в силу следующего.

Решение Арбитражного суда Уральского округа от 13 июля 2017 г. по делу № А76-22736/2016

Управлением Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области (далее – управление, антимонопольный орган) была подана кассационная жалоба на решение Арбитражного суда Челябинской области от 20.12.2016 по делу № А76-22736/2016 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2017 по тому же делу.

Заявитель жалобы указывает на то, что заказчик не вправе устанавливать обязанность представлять иное (новое) надлежащее обеспечение исполнения обязательств по контракту на тех же условиях и в том же размере в случае, если по каким-либо причинам обеспечение исполнения обязательств по контракту перестало быть действительным, закончило свое действие или иным образом перестало обеспечивать исполнение.

Арбитражный суд Уральского округа при рассмотрении дела пришел к следующим выводам.

Согласно ч. 3 ст. 96 Федерального закона № 44-ФЗ исполнение контракта может обеспечиваться предоставлением банковской гарантии, выданной банком и соответствующей требованиям ст. 45 Закона о контрактной системе, или внесением денежных средств на указанный заказчиком счет, на котором в соответствии с законодательством Российской Федерации учитываются операции со средствами, поступающими заказчику.

В соответствии со ст. 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором (п. 1 ст. 329 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 2 ст. 374 Гражданского кодекса Российской Федерации требование бенефициара об уплате денежной суммы по банковской гарантии должно быть представлено гаранту до окончания определённого в гарантии срока, на который она выдана.

Решения ФАС по 44-ФЗ - судебная практика

В силу подп. 2 п. 1 ст. 378 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство гаранта перед бенефициаром по гарантии прекращается окончанием определённого в гарантии срока, на который она выдана.

Пунктом 8.5 проекта контракта установлено, что в случае, если по каким-либо причинам обеспечение исполнения обязательств по контракту перестало быть действительным, закончило свое действие или иным образом перестало обеспечивать исполнение подрядчиком своих обязательств по контракту, подрядчик обязуется в течение 10 банковских дней представить заказчику иное (новое) надлежащее обеспечение исполнения обязательств по контракту на тех же условиях и в том же размере, что указаны в данном разделе контракта.

Судами первой и апелляционной инстанций правомерно отклонен довод управления о том, что установление требования в проекте контракта, предусматривающую обязанность предоставления нового обеспечения исполнения контракта противоречит положениям Федерального закона № 44- ФЗ.

Поскольку срок, на который выдана гарантия, является существенным условием гарантийного обязательства, следовательно, если обеспечение исполнение контракта перестало быть действительным, закончило своё действие или иным образом перестало обеспечивать исполнение подрядчиком своих обязательств по контракту, заказчик вправе включить в контракт условие об обязании подрядчика представить государственному заказчику надлежащее обеспечение исполнение контракта.

Такое обеспечение направлено на защиту государственных заказчиков от действий недобросовестных участников размещения заказов и позволяет сократить риски, связанные с неисполнением контрактов, поскольку предоставление гарантии является косвенным подтверждением финансовой состоятельности организации и наличия у неё намерения исполнить государственный контракт.

Кроме того, в силу ч. 7 ст. 96 Федерального закона № 44-ФЗ в ходе исполнения контракта поставщик (подрядчик, исполнитель) вправе предоставить заказчику обеспечение исполнения контракта, уменьшенное на размер выполненных обязательств, предусмотренных контрактом, взамен ранее предоставленного обеспечения исполнения контракта. При этом может быть изменен способ обеспечения исполнения контракта.

Предлагаем ознакомиться:  Счетная ошибка при начислении заработной платы

С учётом изложенного суды первой и апелляционной инстанций правомерно признали включение спорных условий в контракт требованием обеспечения контракта, что само по себе не противоречит Федеральному закону № 44-ФЗ.

Скорая помощь

Арбитражный суд Уральского округа рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Свердловской области (далее — управление, антимонопольный орган) на решение Арбитражного суда Свердловской области от 16.01.2017 по делу N А60-50822/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2017 по тому же делу.

Как установлено судами и следует из материалов дела, в антимонопольный орган поступила жалоба общества с ограниченной ответственностью «Генератор-сервис» (далее — общество «Генератор-сервис») о нарушении заказчиком в лице муниципального казенного учреждения Камышловского муниципального района «Эксплуатационно-хозяйственная организация» (далее — учреждение «Эксплуатационно-хозяйственная организация»), его комиссией, уполномоченным органом в лице администрации, его комиссией при осуществлении закупки путем проведения электронного аукциона на поставку дизельной электростанции для нужд учреждения «Эксплуатационно-хозяйственная организация» требований Закона о контрактной системе.

Антимонопольным органом жалоба была признана необоснованной, однако в действиях заказчика были установлены признаки нарушения ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 64 Закона о контрактной системе, выразившееся в установлении в аукционной документации при описании объекта закупки требования о наличии сервисной службы на территории Российской Федерации, заказчику было выдано предписание.

Полагая, что решение и предписание антимонопольного органа не соответствует требованиям законодательства, администрация обратилась в арбитражный суд с заявлением.

При рассмотрении дела суды пришли к выводу о наличии оснований для признания решения и предписания недействительными, в связи с чем заявленные требования удовлетворены.

Выводы судов являются законными и обоснованными.

В ст. 33 Закона о контрактной системе закреплены единые правила описания объекта закупки, в частности, установлено, что описание объекта закупки должно носить объективный характер.

В описании объекта закупки указываются функциональные, технические и качественные характеристики, эксплуатационные характеристики объекта закупки (при необходимости).

Судами установлено и материалами дела подтверждено, что предметом аукциона является поставка дизельной электростанции для нужд учреждения «Эксплуатационно-хозяйственная организация». Аукционной документацией установлено, что поставляемое оборудование должно быть новым. Гарантийный срок на все поставленное оборудование и его компоненты должен быть не менее срока, указанного в техническом задании, со дня поставки и не менее гарантийного срока, устанавливаемого фирмой-изготовителем оборудования. Наличие сервисной службы на территории Российской Федерации.

При принятии оспариваемого решения антимонопольный орган сделал вывод о том, что установленное в аукционной документации при описании объекта закупки требование о наличии сервисной службы на территории Российской Федерации является, по сути, требованием о наличии у производителя поставляемого товара производственных мощностей, необходимых для сервисного обслуживания поставляемого товара, что нарушает требования ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 64 Закона о контрактной системе.

Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, представленные участвующими в деле лицами в основание своих требований и возражений в соответствии со ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды установили, что с учетом предмета закупки (дизельное оборудование), требований к гарантийному сроку, назначения сервисной службы (ремонт оборудования), указание в документации о наличии на территории Российской Федерации сервисной службы для производства ремонта поставленного оборудования, нельзя расценивать как требование о наличии у производителя товара производственных мощностей.

Арбитражный суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций о неверном толковании антимонопольным органом положений ч. 3 ст. 33 Закона о контрактной системе.

Судами правильно определено, что описание объекта закупки соответствует требованиям, установленным ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 64 Закона о контрактной системе, таким образом, суды правомерно удовлетворили заявленные администрацией требования.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции решение Арбитражного суда Свердловской области от 16.01.2017 по делу N А60-50822/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2017 по тому же делу решил оставить без изменения, кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Свердловской области — без удовлетворения.

Решение Арбитражного суда Северо- Западного округа от 21 июля 2017 г. по делу № А56-41328/2016

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа рассмотрел кассационную жалобу общества с ограниченной ответственность «Торговый дом БФ» на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 марта 2017 года и установил следующее.

ООО «Торговый дом БФ» (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Ставропольскому краю (далее — управление, антимонопольный орган) от 11 мая 2016 года N 06/4508 о возвращении жалобы на действия ГБУ здравоохранения Ставропольского края «Городская клиническая поликлиника N 6 города Ставрополя» (далее — поликлиника) при проведении электронного аукциона.

Решением суда первой инстанции от 5 декабря 2016 года заявленные требования удовлетворены.

Главный бухгалтер

Судебный акт мотивирован тем, что жалоба общества на действия заказчика при проведении аукциона могла быть в антимонопольный орган подана до 30 апреля 2016 года.

Жалоба сдана в почтовое отделение 25 апреля 2016 года, а поступила в управление 6 мая 2016 года.

Общество соблюло установленный срок.

Антимонопольному органу надлежало руководствоваться разъяснениями, содержащимися в пункте 2 статьи 194 Гражданского кодекса Российской Федерации и в письме Федеральной антимонопольной службы от 29 декабря 2015 года N ИА/76070/15 (далее — письмо N 76070).

Необоснованное возвращение жалобы нарушает права общества.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 7 марта 2017 года решение суда от 5 декабря 2016 года отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судебный акт мотивирован тем, что жалоба общества могла быть подана до 30 апреля 2016 года.

Жалоба сдана в почтовое отделение 25.

Общество соблюло установленный срок.

В данном случае у управления отсутствовала возможность совершения действий, направленных на восстановление нарушенных прав участника закупки и возможность приостановления заключения контракта, который был заключен 4 мая 2016 года.

Рассмотрение жалобы общества не приведет к реальному восстановлению его прав.

В кассационной жалобе общество просит отменить постановление суда апелляционной инстанции и принять новый судебный акт.

По мнению подателя жалобы, суд апелляционной инстанции не учел, что общество оспаривает именно возврат жалобы, а не итоги проведения торгов.

Банковская гарантия

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, выслушав представителя управления, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

25 апреля 2016 года общество сдало в отделении почтовой связи жалобу на действия заказчика (учреждение).

Жалоба направлена в антимонопольный орган.

В ходе судебного разбирательства отмечалось, что контракт заключен и исполнен 4 мая 2016 года.

6 мая 2016 годажалоба поступила в антимонопольный орган. Решением управления от 11 мая 2016 года N 06/4508 жалоба

Дизельная электростанция

возвращена обществу на основании пункта 3 части 11 статьи 105 Закона N 44-ФЗ — жалоба подана по истечении срока, установленного частью 4 статьи 105 Закона N 44-ФЗ.

Согласно пункту 3 части 11 статьи 105 Закона N 44-ФЗ жалоба возвращается подавшему ее лицу без рассмотрения в случае, если она подана по истечении срока, предусмотренного данной статьей.

В силу пункта 1 статьи 2 Закона N 44-ФЗ законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается, в том числе, на положениях Гражданского кодекса Российской Федерации.

Предлагаем ознакомиться:  Как построить судебный процесс с банком

Согласно пункту 2 статьи 194 Гражданского кодекса Российской Федерации письменные заявления и извещения, сданные в организацию связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, считаются сделанными в срок.

Таким образом, своевременность подачи жалобы не связывается с датой заключения контракта.

Кроме того, в письме от 29.12.2015 N ИА/76070/15 Федеральная антимонопольная служба дала разъяснения, согласно которым норма о дате поступления жалобы в Административном регламенте имеет своей целью определение момента начала течения срока исключительно для целей рассмотрения жалобы по существу.

Понятия «дата подачи жалобы» и «дата поступления жалобы в контролирующий орган» и соответствующие сроки могут быть разделены во времени.

Понятия «дата подачи жалобы» и «дата поступления жалобы в контролирующий орган» не являются тождественными.

Между тем, в случае направления жалоб в установленный срок до заключения контракта, но получения указанных жалоб после заключения контракта, антимонопольный орган не лишен возможности и права проверить жалобы по существу, а при установлении нарушения действующего законодательства, исходя из фактических обстоятельств дела, — вынести решение по существу жалоб.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что получение управлением жалобы после заключения контракта, не свидетельствует о нарушении обществом срока подачи жалобы, является верным.

Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции правомерно признал недействительным решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Ставропольскому краю от 11 мая 2016 года N 06/4508 о возвращении жалобы на действия ГБУ здравоохранения Ставропольского края «Городская клиническая поликлиника N 6 города Ставрополя» при проведении электронного аукциона, и основания для отмены решения Арбитражного суда Ставропольского края от 5 декабря 2016 года у суда апелляционной инстанции отсутствовали.

При названных обстоятельствах постановление суда апелляционной инстанции следует отменить, а решение суда первой инстанции оставить в силе.

***Однако, следует отметить, чтов судебной практике аналогичный подход к ситуации, когда подавалась жалоба на положения аукционной документации, уже встречался. Вместе с тем есть и иная позиция.

Полагаем, что во избежание рисков, участникам процедур закупок следует подавать жалобу непосредственно в контрольный орган с соблюдением сроков.

Решение Новосибирского УФАС России от 13.07.2017 N 08-01-279

В Новосибирское УФАС России обратилось ООО «Иннопрактика» с жалобой на действия администрации Черепановского района НСО и администрации Бочкаревского сельсовета Черепановского района НСО при проведении электронного аукциона на выполнение работ по разработке проектно-сметной документации на строительство автомобильных дорог п. Пушной Черепановского района Новосибирской области (извещение N 0151300023817000137), начальная (максимальная) цена контракта 790 000,00 рублей.

Суть жалобы заключается в следующем.

ООО «Иннопрактика» сообщает, что в документации об электронном аукционе не установлено требование к участникам закупки об обладании ими допусками саморегулируемой организации к указанным работам, а также не установлено требование к составу и содержанию вторых частей аукционных заявок о представлении в них копий свидетельств о таких допусках, что нарушает нормы ФЗ N 44-ФЗ.

К моменту подачи жалобы в Новосибирское УФАС России, а также на момент заседания Комиссии Новосибирского УФАС России нормы ч. 4 и ч. 5 ст. 48 Градостроительного кодекса РФ сформулированы в следующей форме. Часть 4 ст. 48 Градостроительного кодекса РФ гласит «Работы по договорам о подготовке проектной документации, заключенным с застройщиком, техническим заказчиком, лицом, ответственным за эксплуатацию здания, сооружения, региональным оператором (далее также — договоры подряда на подготовку проектной документации), должны выполняться только индивидуальными предпринимателями или юридическими лицами, которые являются членами саморегулируемых организаций в области архитектурно-строительного проектирования, если иное не предусмотрено настоящей статьей». Часть 5 ст.

48 Градостроительного кодекса РФ гласит «Лицом, осуществляющим подготовку проектной документации, может являться застройщик либо индивидуальный предприниматель или юридическое лицо, заключившие договор подряда на подготовку проектной документации. Лицо, осуществляющее подготовку проектной документации, несет ответственность за качество проектной документации и ее соответствие требованиям технических регламентов.

На основании изложенного, Комиссия Новосибирского УФАС России считает, что уполномоченный орган обязан был установить требование к участникам аукциона в извещении и документации об электронном аукционе в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 31 ФЗ N 44-ФЗ, а также требование о представлении в заявке документов, подтверждающих соответствие участника закупки такому требованию.

Штраф для должностного лица в случае установления факта данного нарушения составит 3 тыс. руб.

Соответственно, аналогичное требование заказчик должен установить и при закупке работ по капремонту, если НМЦК выше 3 млн руб.

Решение Брянского УФАС России от 12 июля 2017 г. № 125 (закупка № 0127200000217002987)

Рассмотрев жалобу участника закупки ООО «Группа Компаний «Строй-Белогорье» на действия единой комиссии Управление государственных закупок Брянской области при осуществлении закупки путем проведения электронного аукциона на выполнение строительно-монтажных работ по объекту «Реконструкция здания библиотеки (бывшего кинотеатра «Родина») в пгт Климово» за №0127200000217002987 и в результате проведения внеплановой проверки комиссия Брянского УФАС России установила следующее.

На участие в аукционе было подано 2 заявки.

Свидетельство на право собственности

По итогам рассмотрения первых частей заявок на участие в электронном аукционе единой комиссией уполномоченного органа Управление государственных закупок Брянской области принято решение об отказе в допуске к участию в электронном аукционе всем участникам закупки по основаниям несоответствия информации, предусмотренной ч. 3 ст.

Заявитель ООО «Группа Компаний «Строй-Белогорье» считает, что его права и законные интересы нарушены действиями единой комиссии, необоснованно принявшей решение об отказе в допуске к участи в электронном аукционе, а также считает, поскольку в документации об электронном аукционе отсутствуют конкретные показатели используемых при выполнении работ материалов, участнику закупки необходимо выразить только согласие на выполнение работ в соответствии с документацией об электронном аукционе.

Заказчик считает доводы заявителя необоснованными, поскольку конкретные показатели используемых в процессе выполнения работ материалов указаны в проектно-сметной документации.

В п. 22 информационной карты документации об электронном аукционе, учитывая предмет осуществляемой закупки, указано, что первая часть заявки на участие в электронном аукционе должна содержать согласие участника аукциона на выполнение работы на условиях, предусмотренных документацией, а также конкретные показатели используемого товара, соответствующие значениям, установленным документацией о таком аукционе.

При этом, Законом о контрактной системе не закреплено положение, что конкретные показатели используемого товара, соответствующие значениям, установленным документацией о таком аукционе, должны быть оформлены заказчиком в виде отдельного документа или отдельного раздела документации о закупке.

Также, законодательство о контрактной системе не раскрывает понятие «показатели», следовательно, заказчик самостоятельно определяет состав и содержание показателей товаров, используемых при выполнении работ.

В связи с чем, комиссия Брянского УФАС России пришла к выводу, что указание заказчиком характеристик, показателей, значений товаров, используемых при выполнении работ в сметной документации является правомерным и не нарушает положения Закона о контрактной системе.

При этом, в разработанной заказчиком инструкции по заполнению первой части заявки на участие в электронном аукционе до сведения участников закупки доведено, что конкретные показатели используемого товара (материала), соответствующие значениям, установленным документацией о таком аукционе (показатели товара, отраженные в сметной документации) участники закупки указывают в соответствии со следующими пунктами смет: ТССЦ, КСМ, прайс-лист, каталог, сметная цена.

Предлагаем ознакомиться:  Общий срок задержания лица до судебного решения

Кроме того, установлено, что сметная документации об аукционе содержит наименование и характеристики материалов, используемых при выполнении строительно-монтажных работ, их максимальные и (или) минимальные значения таких показателей, а также значения показателей, которые не могут изменяться.

Следовательно, участники закупки при заполнении первой части заявки на участие в электронной форме должны руководствоваться инструкцией, указанной в документации об аукционе в электронной форме и отразить показатели материалов, используемые при выполнении строительно-монтажных работ, содержащиеся в сметной документации по обозначенным в инструкции пунктам смет.

Комиссией Брянского УФАС России установлено, что заявка участника закупки под № 2 не соответствует требованиям документации об аукционе, поскольку участником закупки под № 2 выражено только согласие на выполнение работ на условиях, предусмотренных документацией об электронном аукционе, конкретные показатели по всем позициям локальных смет не представлены.

Таким образом, оснований для допуска заявки участника закупки с порядковым номером заявки 2 у единой комиссии Управления государственных закупок Брянской области не имелось.

Комиссия Брянского УФАС России приняла решение признать жалобу участника закупки ООО «Группа Компаний «Строй-Белогорье» необоснованной.

Решение Тверского УФАС России от 12 июля 2017 г. № 05-6/1-115-2017 (закупка № 0136300032017000013)

В Тверское УФАС России 05.07.2017 поступила жалоба Общества с ограниченной ответственностью «Профит-плюс» (далее – Общество) о несоответствии документации об аукционе на право заключения контракта на ремонт дворовых территорий многоквартирных домов, проездов к дворовым территориям многоквартирных домов в д.

Решение Краснодарского УФАС России от 14 июля 2017 г. № ЭА – 1604/2017 (закупка № 0318100058617000227)

В Управление Федеральной антимонопольной службы по Краснодарскому краю поступила жалоба Заявителя ООО «Симплекс» о нарушении Закона о контрактной системе Заказчиком ГКУ «Санаторий «Победа» ФТС России».

Заявитель обжалует положения аукционной документации. В своей жалобе ООО «Симплекс» указывает, что Заказчиком указан адрес места оказания услуг, являющийся местом нахождения Заказчика, что противоречит требованиям действующего законодательства в сфере лицензируемых видов деятельности.

Заказчиком – ГКУ «Санаторий «Победа» ФТС России» проводился электронный аукцион: «Оказание медицинских услуг по проведению периодического медицинского осмотра» (извещение № 0318100058617000227).

Начальная (максимальная) цена контракта – 361 800,00 рублей.

Срок подачи жалобы

Заказчиком в извещении о проведении электронного аукциона для закупки № 0318100058617000227 в разделе «Место доставки товара, выполнения работы или оказания услуги» указано «Российская Федерация, Краснодарский край, Сочи г, ул. Новороссийское шоссе,2 на территории Заказчика путем выезда мобильной бригады специалистов с использованием специализированных передвижных медицинских комплексов, соответствующих требованиям действующего законодательства РФ или на территории Исполнителя, расположенной в административных границах (пределах) г. Сочи, по адресу, указанному в лицензии на оказание медицинских услуг».

Аналогичные требования установлены Заказчиком в Техническом задании аукционной документации, в разделе «Место оказания услуг» Раздела II «Информационная карта документации об электронном аукционе» и в п. 1.4 проекта государственного контракта.

В соответствии с п. 46) ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее – Закон о лицензировании) лицензированию подлежат, в том числе, следующие виды деятельности: медицинская деятельность (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково»).

В соответствии с приложением к Положению о лицензировании медицинской деятельности, утвержденному постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 № 291, перечень работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность включает, в том числе, работы (услуги) по медицинским осмотрам (предварительным, периодическим).

Перечень работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования) работников, утвержденный приказом Минздравсоцразвития России от 12.04.2011 № 302н (далее – Перечень работ), включает, в том числе: работы медицинского персонала лечебно-профилактических учреждений, а также родильных домов (отделений), детских больниц (отделений), детских поликлиник, отделений патологии новорожденных, недоношенных (п. 17 Перечня работ).

В Техническом задании аукционной документации предусмотрены общие требования к оказанию услуг, в частности: медосмотр проводит медицинская организация любой формы собственности, имеющая право на проведение периодических осмотров, а также на экспертизу профессиональной пригодности (лицензия) в соответствии с действующими нормативно правовыми актами.

В силу п. 8 ст. 3 Закона о лицензировании место осуществления отдельного вида деятельности, подлежащего лицензированию (далее — место осуществления лицензируемого вида деятельности), — объект (помещение, здание, сооружение, иной объект), который предназначен для осуществления лицензируемого вида деятельности и (или) используется при его осуществлении, соответствует лицензионным требованиям, принадлежит соискателю лицензии или лицензиату на праве собственности либо ином законном основании, имеет почтовый адрес или другие позволяющие идентифицировать объект данные. Место осуществления лицензируемого вида деятельности может совпадать с местом нахождения соискателя лицензии или лицензиата.

Проектно-сметная документация на строительство автомобильных дорог

Пунктом 28 Порядка № 302н предусмотрено, что для прохождения периодического осмотра работник обязан прибыть в медицинскую организацию в день, установленный календарным планом, и предъявить в медицинской организации документы, указанные в пункте 10 настоящего Порядка.

Таким образом, установленное требование в части оказания услуг по месту расположения Заказчика влечет нарушение лицензионных требований, в нарушение положений ч. 2 ст. 8, п. 1) ч. 1 ст. 33 Закона о контрактной системе влечет ограничение количества участников закупки.

На основании вышеизложенного, документация об электронном аукционе составлена с нарушениями Закона о контрактной системы, что содержит признаки административного правонарушения, предусмотренного Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

1. Признать жалобу ООО «Симплекс» обоснованной.

2. Признать в действиях Заказчика — ГКУ «Санаторий «Победа» ФТС России» нарушение ч. 3 ст. 7, ч. 2 ст. 8, п. 1) ч. 1 ст. 33 Закона о контрактной системе.

2006 г., здание бывшего кинотеатра РОДИНА

Решение Бурятского УФАС России от 13 июля 2017 г. № 04-50/241-2017 (закупка № 0102200001617002370)

Общество с ограниченной ответственностью «Н» обратилось в Бурятское УФАС России с жалобой на заказчика, отклонившего его заявку на участие в аукционе от участия в закупке.

Заявка ООО была признана несоответствующей на основании п. 1 ч. 6 ст. 69 Закона № 44-ФЗ в связи с наличием недостоверных сведений в документах, предусмотренных п.п. 4, 5, 7 ч. 2 ст. 62 Закона № 44-ФЗ, а именно: согласно уставу ООО, 100% уставного капитала ООО составляет 50 000 руб., а в выписке из ЕГРЮЛ указан размер уставного капитала, который составляет 55 000 руб.

Наличие разночтений в предоставленных документах однозначно свидетельствует о том, что в выписке из ЕГРЮЛ или в уставе присутствуют недостоверные сведения.

Комиссией УФАС установлено, что единственный участник ООО принял решение об увеличении уставного капитала до 55 000 рублей и утверждении устава ООО в новой редакции.

Следовательно, в составе документов, направленных Заказчику оператором электронной площадки на рассмотрение аукционной комиссии, был представлен устав в недействующей редакции с недостоверной информацией о размере уставного капитала.

Комиссия УФАС приходит к выводу, что аукционная комиссия правомерно признала заявку не соответствующей требованиям, установленным документацией об аукционе.

Обзор подготовлен преподавателем АНО УМЦ Финконт Лавриковой Верой Олеговной

Оцените статью
Помощь юриста
Добавить комментарий

Adblock detector